?

Log in

igeid (игорь эйдман)
22 October 2014 @ 10:51 am

А теперь минута рекламы
Подходи, торопись, покупай живопись!

Дорогие товарищи-френды! Появилась в продаже моя последняя книга "Новая национальная идея Путина". Это произошло с вынужденной задержкой почти на месяц и сколько времени она будет в свободной продаже неизвестно.
О содержании книги можно судить по названиям ее разделов: "Пут(ь)ин в никуда", "Ложь и ненависть в Москве", "Вернуть эту землю себе", "Тайная война против Украины", "Церковь Путина".
Если вам интересно то, что я пишу, вы можете купить книгу в книжных магазинах (например, в "Москве" на Тверской http://www.moscowbooks.ru/book.asp?id=764942 ) или заказать ее в интернете http://www.kniga.ru/books/1218985 (об этом интернет-магазине у меня нет информации, просто здесь пока самая низкая цена).

 
 
igeid (игорь эйдман)
24 September 2014 @ 03:21 pm
Истоки путинизма

1.
Война в Украине и традиции российского империализма
Имперская политика нынешних российских властей, приведшая к вторжению в Украину, имеет глубокие культурно-исторические корни.
Случилось мне несколько лет назад посмотреть сериал по роману Булгакова «Белая гвардия». Книжку я, конечно, еще в детстве прочитал и в разных театрах «Дни Турбиных» видел не раз. Но сериал меня просто сразил наповал. Его авторы предали роману Булгакова отчетливый украинофобский пафос. Сериал стал просто образцом пропаганды национальной ненависти, уровня классического нацистского антисемитского фильма «Еврей Зюсс». В сериале украинцы изображены какими-то монстрами: жестокими, жадными, злобными, тупыми. Этому скопищу кровожадных подонков противостоят благородные русские офицеры.

Я досмотрел эту пошлую тягомотину до конца только по одной причине. Сериал интересен тем, что откровенно демонстрирует колониальную психологию русского консерватора-патриота (которым в какой-то степени был и сам Булгаков). Из сериала понятно, какое место в его картине мира занимают Украина и украинцы. Психология офицеров «Белой гвардии» - это психология колонизаторов, которые сидят в крепости, осажденной восставшим против них народом, т.е. украинскими крестьянами. На свои силы надежд нет. Слишком мало их «господ», по сравнению с огромной враждебной массой «простолюдинов». Все надежды офицеров крутятся вокруг помощи других, более могущественных колонизаторов: немцев, французов, англичан. Офицеры в шоке: немецкая армия уходит из Украины, кто теперь будет защищать их от украинского народа? «Господа», как утопающие за соломинку, хватаются за любой самый несуразный слух. Готовы поверить даже в помощь мифических сенегальцев (помните, «а где же сенегальцев роты?»). В отношении русских офицеров к большей части населения Украины сочетаются элементы национальной и социальной ненависти. Ведь они выходцы одновременно из социально и национально привилегированного меньшинства (русские дворяне), которому противостоит социально и национально дискриминируемое большинство (украинские крестьяне).

У меня есть версия того, почему спектакль «Дни Турбиных» так любил Сталин. Он сам, также как и герои пьесы Булгакова, ощущал себя колонизатором в чуждой ему стране, основную массу населения которой составляли русские и украинские крестьяне. А крестьянству Сталин не доверял и опасался его, также как офицеры из «Турбиных». Сталин в итоге сделал то, на что у офицеров не хватило сил: переломил хребет крестьянству, причем, резче всего украинскому. Его, видимо, «кремлевский горец» особенно ненавидел. Поэтому Сталину нравились «Дни Турбинных», а Булгаков с трепетом относился к диктатору и даже написал о нем апологетическую пьесу.
Русские буржуазные партии, не только консерваторы, но и либералы - всегда относились к Украине как к российской колониальной провинции. Даже кадеты категорически возражали против предоставления ей автономии в 1917 году, и вышли из-за этого из Временного правительства. Только социалисты (эсеры, социал-демократы) и анархисты выступали за самоопределение Украины. Политика Сталина была продолжением правой, имперской российской традиции.

Пытаясь в 90-е годы как можно дальше уйти от сталинизма, Россия, на самом деле, возвращалась к нему. Большая доля ответственности за это лежит на российской интеллигенции. Сталинизм был реакционной, консервативной, имперской системой. Однако при этом он выдавал себя за наследника русской революционно-демократической традиции. Интеллигенция поверила в этот обман и отвергла вместе со сталинизмом то, что он выдавал за свои идейные «революционные» корни. Затем, как бы «от обратного», она обратилась к правой политической традиции, не осознавая ее близость к тому же сталинизму. В ее среде стали преобладать консерваторы-клерикалы и правые либералы. Одни начали прославлять Столыпина-вешателя, Николая II Кровавого и фашиста Ильина. Другие подняли на щит Александра II - палача Польши и кадетов-империалистов, типа «Милюкова-Дарданельского». Наша интеллигенция стала воспринимать, как непреложные ценности, традиции, собственность и церковь, создала культ Достоевского-пророка и Солженицына-мыслителя, приняла их реакционные, клерикальные, ксенофобские идеи. В конечном итоге она взрастила идеологического монстра, на которого опирается путинский режим. Совершенно не случайно, что Солженицын, всю жизнь обличавший сталинизм, «в гроб сходя благословил» сталиненыша Путина, ставшего верным последователем сталинской имперской политики.

После 91-го года власть в стране захватили правые (либералы-реформаторы и силовики-консерваторы). Сейчас, правда, либералы в загоне. Но мы помним как они активно трудились над созданием «Франкенштейна»-Путина, который со временем сожрал их самих. Русские либералы во второй половине 19-го начале – 20-го века были националистами и имперцами (это отмечал еще Герцен). Их идеологические последователи недалеко от них ушли. Еще не так давно Чубайс призывал к созданию «либеральной империи», доминирующей на постсоветском пространстве и говорил о возрождении Российской армии в Чечне. Эта армия, к несчастью для соседей, действительно возродилась и пошла дальше: на Грузию, Крым и Донбасс.

Совершенно неслучайно, что против Украины сейчас плечом к плечу воюют поклонники «белых» и сталинисты. Империализм – это то, что объединяет «белую идею» единой и неделимой России со сталинским СССР. Российский империализм, возродившийся в форме путинизма, можно преодолеть только в рамках революционно-демократической, либертарной, космополитической, антиклерикальной культурной традиции, восходящей к Белинскому и Герцену, Бакунину и Кропоткину, Чернышевскому и Лаврову, Льву Толстому и Короленко, Мартову и Чернову, Хлебникову и раннему Маяковскому, Платонову и Шаламову; к народникам и анархистам, эсерам и социал-демократам. Эта традиция исключает поклонение молоху государства и миражу империи, предполагает активное неприятие казенного патриотизма, лицемерной государственной церкви, господства бюрократии и собственников. До утверждения сталинской диктатуры она была мировоззрением большей части российского образованного общества. Без возвращения к этой культурной традиции путинизм преодолеть не удастся.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
2.
Кто виноват?
Во время перестройки известный писатель Алесь Адамович сказал по ТВ примерно следующее: если нам не удастся реформировать страну она превратится в Верхнюю Вольту с ядерными ракетами и будет опасна для всего мира. Парадоксально, но через двадцать пять лет после начала реформ Россия действительно стала настоящей Верхней Вольтой с ракетами: насквозь коррумпированным, авторитарным, агрессивным, непредсказуемым государством, обладающим, к тому же, ядерным оружием.

Хочется задать вечный русский вопрос "кто виноват?", что так получилось. Совбюрократы, кгбешники, перекрасившиеся партаппаратчики, составившие значительную часть постсоветской элиты, конечно не стремились к демократии и правовому государству. Но от них ничего подобного никто и не ожидал. А что же пламенные демократы, либеральные интеллигенты, прорабы перестройки, ораторы съездов народных депутатов? Как они допустили номенклатуру кгбешников к власти? Как они позволили создать в стране "кентаврическую" систему, сочетающую самое худшее из советского прошлого с бандитским капитализмом?

"Кому много дано, с того много и спросится". Им было дано самое главное – доверие людей. Но они его не оправдали, точнее предали. Наиболее тяжелая ответственность за все произошедшее в нашей стране лежит именно на них. Либеральная интеллигенция взяла на себя миссию демократизации России и катастрофически провалила ее. "Моисеи", ведшие народ по пустыне, привели его не в землю обетованную, а к новому рабству. Почему так произошло?

Наши либеральные интеллигенты в 90-е восприняли рыночные догмы, как новую гражданскую религию (с Мизесом и Хайеком вместо Маркса и Энгельса), столь же некритично и догматически, как их деды приняли коммунизм. Они повторяли как мантру: рынок все расставит на свои места. Главное приватизировать собственность, а дальше вступят в действие рыночные механизмы, и все будет ОК'ей.
Идейные рыночники не посчитали за грех и в собственной социальной жизни руководствоваться рыночными принципами. Интеллигенция понесла на рынок все что имела: мозги, "золотые перья", дар красноречия, репутацию, совесть. Покупатели нашлись незамедлительно. Ими оказались различные олигархическо-номенклатурные группировки. На Гусинского, Березовского, Абрамовича, Лужкова, Фридмана трудились плечом к плечу старый ГБист и либеральный юморист, бывший партаппаратчик и недавний "молодой реформатор", писатель-патриот и экономист-западник. Все они присягнули молоху рынка, а для него – нет ни эллина и ни иудея, ни правого и ни левого, ни коммуниста и ни демократа, ни интеллигента и ни гопника. Для всех один закон – прибыль превыше всего.

Особый спрос с либералов, вошедших в 90-е в правящею элиту. Придя в политику, они стали любыми средствами добиваться быстрого перехода основных активов страны в частную собственность, не забывая при этом о себе любимых, о карьере и умножении собственных капиталов. На практике это означало личное участие в "великом распиле" на стороне тех или иных олигархических групп. Политики, выдвинувшиеся из либеральной среды, вместе с бывшей советской номенклатурой и гэбешниками, обслуживали интересы формирующейся с их помощью крупной буржуазии. А потом, номенклатурщики съели либералов, и стали, по сути, старшими партнерами олигархов. Такой исход был неизбежен. Дорогу к путинскому режиму проложили те, кто был у власти в 90-е годы.

"Нижегородский почин"
Возьмем, например, мою родную Нижегородскую область. В 90-е годы она была "витриной демократии" в России на которую приезжали дивиться западные политики, вплоть до самой старушки Тэтчер. Но уже и тогда здесь в зародыше были практически все (кроме ограничения свободы СМИ) пороки нынешнего путинского режима. Были близкие к власти предприниматели. Был ментовский беспредел. Начальник местного РУОП по кличке Дядя Ваня крышевал половину нижегородского бизнеса. Были всякие манипуляции с выборами, вплоть до их срыва с помощью административного ресурса (например, история с мэром Бедняковым, позже отмена избрания Климентьева). Было активное заигрывание руководства региона с реакционной поповщиной и "михалковщиной". Был даже свой нижегородский Навальный, мой тогдашний друг – депутат областного Совета Коля Ашин, разоблачавший разные злоупотребления властей.

В Нижнем, как и по всей стране, всякие бывшие секретари горкомов, райкомов, исполкомов, директора заводов и сотрудники министерств стали основой новой "демократической" власти. Создание цивилизованного правового государства в их планы не входило. Но они были удобны тогдашнему "демократическому" руководству, потому что умели имитировать лояльность и делать вид, что слушаются. А потом пришел их час…

Конечно, уровень коррупции в Нижнем в 90-е был несопоставим с теперешним. Тогда невозможно было и представить сегодняшний беспредел. По сравнению с нынешней, эта коррупция была горбатым Запорожцем перед Мерседесом. Чиновники еще не умели и боялись заниматься теневым бизнесом и крупномасштабным вымогательством. Бизнесмены держали бюрократов за младших, нищих партнеров и считали, что их достаточно просто немного "подкармливать". Кому-то квартиру помогали купить, а кого-то, чтобы обеспечить лояльность, просто в ресторан периодически водили на халяву. Поначалу этого хватало. Но потом бюрократия вошла в силу и стала тянуть одеяло на себя. Итог известен.

Приглашение цербера
После приватизации основных советских активов сформировавшаяся крупная буржуазия и ее политические представители пригласили "цербера" охранять свою собственность. На роль охранника присвоенных богатств они наняли кгбешника-мафиози. Но цербер, как и следовало ожидать, постепенно стал подлинным хозяином страны. Сделал буржуазию младшим партнером бюрократии, а ее политических представителей вообще убрал из власти. Тогда "либералы" перешли в оппозицию.

Тем, кто завел страну в путинизм ее оттуда вывести не по силам. С представителями старого обанкротившегося либерального бомонда надо прощаться окончательно. Они "ничего не забыли и ничему не научились". Ни в чем не покаялись и даже не извинились за свой провал. Они – камень на шее оппозиции, тянущий ее ко дну. Именно они завели в тупик белоленточное движение, превратив его в гламурный балаган. Смешнее всего, что регулярные провалы и поражения не мешают им демонстрировать прежнюю самоуверенность и снобизм.
Нужны новые люди и идеи, новая демократическая альтернатива, как путинскому авторитаризму, так и власти олигархата.
 
 
igeid (игорь эйдман)
19 September 2014 @ 04:15 pm

Наш зазеркальный рейх

Неправильный у нас какой-то рейх в России, ненастоящий. Все в нем с ног на голову поставлено. Наша Ева Браун (Кабаева) вместо того, чтобы своей белой ручкой огонь в домашнем очаге фюрера поддерживать, теперь пропагандой вместо доктора Геббельса занимается. А Геббельс (Сурков) рулит войной в Украине, как будто он фельдмаршал Кейтель. Да и сам наш Кейтель (Шойгу) - липовый вояка, то ли пожарник какой-то, то ли, прости господи, спасатель Малибу. Гимлер (Бастрыкин) открыл лавку в Чехии и приторговывает каким-то барахлом, как старый еврей. Наш Борман («серый кардинал» Сечин) занимается не большой политикой, а, в основном, коммерческим рейдерством. Официальный человек номер два в рейхе – наш Геринг (Медведев) не военной авиацией увлечен, а, как дитя малое, с айфончиками играется: то так себя сфоткает, то этак. А уж наш Риббентроп (Лавров) – просто старый болван.

Гестаповцы (фсбешники) в основном не врагов рейха ищут, а рэкетом, да крышеванием занимаются. Генералы нашего Вермахта (Министерства обороны) тырят все, что плохо лежит, а любовницы их стыренное военное имущество распродают (дело Сердюкова-Васильевой). У каждого нашего рейхс-министра и группен-фюрера СС (генерал ФСБ) – дом в Лондоне или вилла в Каннах. Гауляйтеры (губернаторы) вообще об интересах рейха думать забыли, не до этого им - из каждого своего пука доход извлекают.

А где же «забота фюрера о немцах» (т.е. россиянах)? Где новые автобаны, «Сила через радость», дешевое жилье и морские круизы для рабочих? Это все не про зазеркальный рейх. Все наши успехи - в сфере пропаганды. Там мы доктора Геббельса давно за пояс заткнули.

Но главное, наш рейх тоже хочет взять реванш за поражение в войне (в его случае в холодной войне). Вроде бы пока получается, борьба за жизненное пространство («русский мир») идет успешно. Нашу Австрию (Крым) присоединили, нашу Чехословакию (Украину) расчленили. То ли еще будет…

Наш Нюрнбергский процесс, например.

 
 
igeid (игорь эйдман)
17 September 2014 @ 02:08 pm

Куклы и куловоды на выборах

Прошедший в воскресение очередной день голосования не принес больших неожиданностей. Все прошло как по нотам, шоу «выборы, выборы, кандидаты – сами знаете кто» состоялось. Назначенные Администрацией Президента губернаторы и депутаты получили давно согласованные для них проценты голосов и стали «законноизбранными».

Понятно, зачем властям нужен этот фарс, дешевая ярмарочная клоунада. Им необходимо регулярно сообщать «городу и миру»: ура товарищи! Сын Жириновского, внук Зюганова и собака Путина вновь на честных конкурентных выборах избраны в парламент! Таким образом имитируются легитимные «демократические» процедуры, «подтверждающие» законность существующего режима. Российское руководство может доложить своим западным партнерам – у нас есть выборы, есть оппозиция; а своим недовольным согражданам, если что, сказать: чего вы хотите, вы же сами за нас голосовали!

Так что имитация выборов властям нужна. А вот зачем во всем этом участвуют некоторые «честные оппозиционеры»? Неужели они не понимают своей позорной роли кордебалета на подтанцовке в порнографическом шоу или, того хуже, роли зазывал на подхвате у наперсточника. Неужели они не понимают, что, участвуя в имитации выборов, помогают преступникам предать своей власти видимость легитимности?

Путинские чиновники, исходя из своих тактических интересов, иногда позволяют некоторым оппозиционерам побеждать на выборах. Даже пытаясь сделать что-то полезное, эти оппозиционеры, сами того не осознавая, по сути, работают на власть. Возьмем недавний пример. Немцов стал депутатом Ярославской Думы и добился отставки коррупционера - вице-губернатора. Почему власти (не ярославские, конечно, а федеральные) это допустили, почему это им выгодно? Ответ прост. Таким образом путинская администрация внушает населению: у нас демократия, видите, непримиримого Немцова снова допустили в депутаты, и вообще, есть все-таки справедливость в нашей стране – взяли и сняли жулика-чиновника. Что будет дальше - понятно. На место снятого поставят другого коррупционера (иных на скамейке запасных у них нет), который будет жулить поаккуратней. Уверен, что и цены на лекарства, поставку которых монополизировала жена бывшего вице-губернатора, не снизятся или снизятся ненадолго. Просто поставлять их будет какой-нибудь бизнес-партнер московского чиновника саном повыше. Иначе и быть не может в нашем насквозь пораженном коррупцией государстве. Ну, не может в борделе работать монашенка, в бригаде килеров – толстовец, а в российской власти – честный чиновник. Вся эта политика «малых дел», в конечном итоге, ничего не дает людям и работает только на сохранение нынешнего режима.

Сторонники участия несистемной оппозиции в выборах любят вспоминать известную историю с отказом большевиков от бойкота тогдашней Госдумы. Мол, Ленин - не дурак был, понял, что выборы можно использовать как трибуну для агитации. Однако не следует забывать, что выборы в Думу в начале 20-го века, хоть и не были по-настоящему демократическими (голоса представителей сословий имели разный вес), но не фальсифицировались. Участие оппозиции в путинских «выборах», в отличие от николаевских и ельцинских, в пропагандистских целях может использовать только власть. Давая оппозиционным политикам минимальные (избиратели за последние годы привыкли не верить никакой предвыборной агитации) агитационные возможности, такое участие лишь дискредитирует оппозицию.

Так что же заставляет многих «непримиримых оппозиционеров» участвовать в постыдном выборном спектакле? Боюсь, что ответ на этот вопрос банален. Некоторые оппозиционные политики просто страшно боятся, что о них забудут. Они используют любые, даже самые сомнительные поводы, для того, чтобы напомнить о себе. Для них участие в выборах – возможность крикнуть в экзистенциальную пустоту: я есть, я жив, я на выборах в Урюпинский районный совет победил, я самого Пупкина снял, а Пердушкина еще сниму! Правда, в ответ – тишина. Но это уже другая проблема.

Власти используют амбиции таких недалеких людей, чтобы предать своему выборному шоу видимость правдоподобия, имитировать конкуренцию, удержать на более-менее приличном уровне явку (которая от выборов к выборам падает). Политтехнологи хотят заработать, партии и политики используют выборы, чтобы показать, что они еще существуют: конечная цель – ничто, движение - все, шоу должно продолжаться. А кукловоды из путинской администрации потирают руки: куклы увлечены игрой, хоть аншлага и не было, все-таки публика опять пришла на спектакль; задание хозяина выполнено - очередные выборы сымитированы.

(давно здесь ничего не постил, чаще пишу Фейсбуке, если интересно френдите https://www.facebook.com/profile.php?id=100001589654713 )

 
 
igeid (игорь эйдман)
06 August 2014 @ 01:10 pm
Что такое путинизм
Во время правления Путина в России сформировался комплекс государственной идеологии и практики, имеющий основания претендовать на особое место в политической истории. Пришло время ввести для обозначения этого явления новый термин – путинизм. 
Попробую дать краткое определение путинзма. Путинизм – комплекс практики и  идеологии авторитарного режима Путина, опирающегося на коррумпированную чиновничью олигархию, во многих аспектах близкого к фашистской диктатуре (агрессивная, аннексионистская внешняя политика, господство государственно-монополистического капитала в экономике, силовых структур в управлении, шовинизма и традиционализма в тотальной государственной пропаганде).

I. Идеология путинизма
За время правления Путина в стране сформировалась господствующая идеология, поддерживаемая государственными социальными институтами: СМИ, школой и т.д. Эта идеология носит правоконсервативный характер и близка к фашистской. Ее основные элементы: шовинизм, клерикализм, ксенофобия. Идеологии путинизма присущ имперский реваншизм, культ сильного агрессивного государства. Путинизм  включает идею русского мира, в котором господствует Россия, предполагающую «собирание русских земель», т.е. возможность аннексии территорий, где проживают русские. Важнейшие элементы этой идеологии - агрессивное антизападничество, антиамериканизм, антилиберализм.
Идеология путинизма апеллирует к православному фундаментализму, а также евразийским и геополитическим мифам о перманентом историческом противостоянии России и Запада. Особенно популярна теория заговора Запада (США, англосаксов, атлантической цивилизации) против России. Путинизму присущ культ авторитарного правителя - национального лидера. Важный элемент этой идеологии - союз государства и церкви, предусматривающий государственную поддержку религиозной пропаганды. С ним связана откровенная гомофобия, культ консервативных традиций и репрессивной сексуальной морали.
Путинизм проповедает классовый мир и объединение всех социальных групп вокруг государства и национального лидера в борьбе с внешними и внутренними врагами (национал-предателями). В отличие от большинства других разновидностей фашизма, путинизм свободен от этнонационализма.

II. Практика путинизма

Политическая система
Имитационная демократия. Массовые фальсификации на выборах, результат которых в подавляющем большинстве случаев заранее определяют высшие бюрократические инстанции. Формальная многопартийность при господстве одной правительственной партии. Имитационный характер системной «оппозиции». Отсечение подлинно оппозиционных политиков и организаций от выборов и основных СМИ.  Большое политическое влияние спецслужб и других силовых структур.
Авторитарная власть президента. Фактическое отсутствие разделение властей. Контроль высшей исполнительной власти над законодательной и судебной. Система преемничества, при которой очередного президента назначает предыдущий, а не выбирают граждане.

Экономическая система
Сращение высшей бюрократии и крупной буржуазии. Системная коррупция. Господство в ключевых секторах экономики корпораций, напрямую контролируемых государственной бюрократией (Газпром, Роснефть, Транснефть, РЖД и т.п.). Слабый и зависимый от бюрократии малый и средний бизнес.

Социальная и трудовая  сфера
Отсутствие социального государства. Очень высокий разрыв в доходах между наиболее богатыми и бедными. Слабый и малочисленный средний класс. Низкий уровень пенсий, крайне низкие социальные пособия. Бесправное положение наемных работников. Коррумпированное и неэффективное образование и здравоохранение. Официальные профсоюзы полностью подконтрольны государству, их деятельность носит имитационный характер.

Внешняя политика
В последнее время важнейшей и наиболее опасной частью практики путинизма стал агрессивный аннексионистский внешнеполитический курс.

III. Истоки путинизма
Формирование системы путинизма началось в 90-е годы. Его экономическая модель сложилась под влиянием двух основных сил: неолиберальных экономистов и консервативного чиновничества, связанного с государственными корпорациями (в т.ч. так называемых «силовиков»). Первые стоят у истоков антисоциальной путинской экономической политики. Они ответственны за фактический отказ от принятого во всех цивилизованных странах перераспределения доходов в пользу неимущих, системы социальной поддержки нуждающихся и прогрессивного налогообложения, репрессивное трудовое законодательство,  приватизацию социальной сферы, общественных пространств и т.д. Вторые - обеспечили господство бюрократии в экономике, авторитарную политическую модель.
Идеология путинизма возникла намного позже, чем сформировалась путинская система власти. В последнее время эта идеология приобрела завершенность и стала агрессивно пропагандироваться государством.

IV. Аналоги путинизма
Ближайшие аналоги системы Путина:
1. Фашистские и антидемократические режимы в Европе 20-х – 60-х годов 20-го века.
От германского нацизма и позднего итальянского фашизма путинизм отличает авторитарная, а не тоталитарная модель политической системы, негативное отношение к этнонационализму и антисемитизму, отказ от популистской социальной политики в интересах широких масс населения. Кстати, последнее отличает путинизм и от аргентинского  перонизма.
Путинизм ближе к правоконсервативным авторитарным режимам, типа испанского франкизма, клерикального фашизма Дольфуса-Шушнинга в Австрии и Салазара в Португалии, венгерского режима Хорти и т.п..

2. Наиболее близкий аналог путинизма – авторитарные, этатистские государственно-капиталистические режимы в развивающихся (преимущественно азиатских и северо-африканских) странах второй половины 20-го – начала 21-го века. Среди них режим Саддата-Мубарака в Египте, Хусейна в Ираке, Ассадов в Сирии, Бургибы-Бен Али в Тунисе, Маркоса на Филиппинах, Сухарто в Индонезии, правление ИРП в Мексике и т.д.

3. Путинизм идеологически близок также к  правым военным диктатурам в Латинской Америки и ЮВА 50-х – 80-х годов 20-го века (Парагвай, Чили, Аргентина, Уругвай, Южная Корея, Тайвань и т.д.). Однако его экономическая практика сильно отличается от рыночного либерализма большинства этих режимов. Бюрократия при путинизме контролирует экономику не только опосредовано через участие в системе «приятельского капитализма» (как при правых диктатурах), но и непосредственно через прямое государственное участие в крупных корпорациях и дирижистскую экономическую политику. В этом путинская Россия ближе к этатистским режимам Востока.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Путинизм может существовать и после ухода Путина. В этом случае вместо отца-основателя этой системы роль ключевой фигуры режима будет исполнять очередной преемник. Такая модернизация фасада может быть выгодна финансово-бюрократической олигархии, потому что избавит ее бизнес от международных санкций и изоляции. Задача демократического движения сломать систему путинизма, а не сменить персоны у власти.


 
 
 
 
igeid (игорь эйдман)

Алчность и снобизм в Москве

Понятно, что ненависть и агрессию бедных и непросвещенных "простых людей" провоцирует телевидение. Их грех осуждать. Их доверчивость – не вина, а беда. Они «по Европам» не мотаются, жизни вне России не знают, интернетом толком пользоваться не умеют, привыкли верить в то, что важные дядьки авторитетно по телеку вещают. Завтра по ящику расскажут, что «оказался наш отец не отцом, а сукою» (А. Галич) - они и в это поверят.

Другое дело российский «средний класс»: обладатели корочек о высшем образовании, новых иномарок и многократных шенгенских виз. Именно на их поддержку опирается нынешний режим, именно они заслуживают жесткого морального осуждения. Ведь они, в подавляющем большинстве, не верят во всю эту телемуру. У них есть достаточно информации, чтобы сформировать свое собственное, а не навязанное мнение. Но именно они - хваленые «креаклы» (не все, конечно), которые еще недавно, во времена Болотной, считались, чуть ли не революционной силой, создают всю эту ахинею в многочисленных пропутинских СМИ; пишут, снимают, составляют ПР-стратегии, «лепят креатифф», изображают культурную общественность.

Причина поддержки Путина со стороны народных масс - невежество, которым пользуются ловкие манипуляторы. Поддержка путинского империалистического курса со стороны значительной части среднего класса имеет две причины: продажность и снобизм.

Продажность, конечно, рулит. Как писал один автор еще в прошлом веке: «Наша так называемая интеллигенция продается, торгует собой - как баба бубликами на базаре». Так и сейчас - энергично с шутками-прибаутками, громко зазывая клиентов, торгует собой, так называемый креативный класс. И политические взгляды «креаклов» не имеют к этому никакого отношения. Знаю случай, когда люди за деньги организовывали черную кампанию по дискредитации некой партии, а потом дружно шли за нее голосовать (потому что, оказывается, она им была «идейно близка»).

Многие «креаклы» работают на власть потому, что она и аффилированные с ней структуры - самый богатый, едва ли не единственный платежеспособный сегодня клиент на этом рынке. Вот они ее и обслуживают. Закон рынка суров: кто платит, тот и заказывает музыку. Наших телепропагандистов сравнивают с Геббельсом. Но это, конечно, некорректное сравнение. Геббельс был идейный преступник. Он лгал и разжигал ненависть ради своих завиральных идей. А российские телеманипуляторы совершает, выражаясь юридическим языком, "преступление из корыстных побуждений". Их мотивация такая же, как банального уголовника, крадущего у бабушки кошелек.

Но средний класс – это не только «креаклы», работающие на Кремль. Вторая после корысти причина поддержки путинской агрессии со стороны небедной, образованной столичной (и не только) публики - снобизм. Дело в том, что относительно состоятельные москвичи (и в меньшей степени жители других крупных городов) привыкли видеть в украинцах гастарбайтеров, а Украину считать второсортной, нищей страной, жители которой только и мечтают, чтобы запродаться в московскую кабалу (таково ее место в их москвацентричной шизокартине мира). Украинцы для них - это обслуга: домработницы, няни, кухарки, строители дач, ремотники и т.п. К гастарбайтерам буржуазные москвичи относятся примерно, как нацисты во время войны относились к угнанным с территории СССР остарбайтерам. То есть, по сути, как к рабам, людям второго сорта: со смесью презрения и лицемерно-брезгливой жалости. А тут вдруг «рабы» посмели восстать! Сбросили своего жулика-президента («а мы-то своего терпим»). Интегрируются с Европой («а мы-то, наоборот, все больше в своей лапотной глуши огораживаемся»). «Это что за фигня такая? Моя хохлушка-кухарка будет ездить в Шенген, как «белый человек» без визы, а я нет?». Естественно, московские снобы поражены в самое сердце. Они возмущенны и негодуют. «Хохлы хотят быть круче нас! Мы перед путинскими чиновниками на полусогнутых ходим, а они свободы захотели! Европы захотели! Обнаглело рабье племя... Не будет этого. Мы их поставим на место! Мы их танками, мы их Градом! Мы, вместе с Путиным, и хохлов под себя снова подомнем, и всех, кто на Западе от нас нос воротит (мол, воняем сильно), опять заставим бояться».


На подобных рассуждениях, чаще всего непроизносимых вслух, и даже четко не артикулированных, но мощно рвущихся из коллективного подсознательного, основывается поддержка путинского курса большинством столичного среднего класса.

PS. Друзья, я практически забросил ЖЖ:). Пишу теперь в основном в Фейсбук. Если интересны мои тексты, френдите там https://www.facebook.com/profile.php?id=100001589654713

 
 
igeid (игорь эйдман)

Главной целью украинской революции было формирование демократической республики (вместо коррупционного авторитарного режима), входящей в Европейский союз (а не в Евразийский союз трех диктаторов).

Идея Евросоюза, общеевропейской федеративной демократической республики возникла еще во времена Великой французской революции. Европа, хоть и с перерывами и откатами, но все же идет по пути, обозначенному великими просветителями и революционерами той эпохи. Сегодня она, наконец, дозрела до Евросоюза. А Россия и Украина остались далеко позади. Украинская революция и российское "белоленточное" движение были попытками сократить очевидное отставание даже от далеко не идеальных западных стандартов демократии, прорваться из архаики авторитарного режима в европейскую современность. В результате революции Украина получила шанс на демократическое развитие. Что касается России, здесь ситуация пока тупиковая. Главное свойство российского социума – чудовищная архаичность всех общественных институтов: от почти сословного деления общества на правящую криминальную олигархию, ее обслугу и бесправное население, до массового шовинизма. Вслед за слабой попыткой буржуазной революции, в России, как некогда во Франции, установлена "лайт-версия" бонапартизма (агрессивного авторитарного капитализма), а-ля Наполеон III. Путин ненавидит украинскую революцию (как русские цари – французские революции), боясь, что этот пример окажется заразительным для собственных подданных и подорвет его реакционный режим.

Многие революционеры середины 19-го века считали, что социальная республика станет естественным продолжением развития общеевропейской политической республики (об этом писал, например, Герцен). В Западной Европе эта идея частично реализовалась в форме социального государства. Движение от "дикого капитализма" Нового времени к социальному рыночному хозяйству имело не меньшее значение, чем переход от абсолютизма к парламентской демократии. Это движение пока практически не затронуло Россию и Украину, которые во многом находятся на уровне той же Франции или США середины 19-го века (отсутствие социальных гарантий, бесправие наемных работников, коррупция, господство олигархии).

Революционеры 1848 года, сторонники демократической общеевропейской республики (Виктор Гюго, Мадзини и др.) опередили свое время лет на 150. Идеи тех, кто тогда призывал не только к политической, но и к социальной республике (Луи Блан, Пиа, Прудон, Герцен и т.д.) тоже реализовываются. Вряд ли кто-нибудь возьмется отрицать, что капитализм 19-го века был ужасен (это был, по сути, рыночный ГУЛАГ для работников): детский труд по 12 и более часов в день, массовый голод (только в Ирландии от него гибли миллионы, которым власти не оказывали помощь, чтобы "не нарушать правила свободного рынка"), чудовищная нищета городских низов, недоступность им элементарной медицинской помощи. Сейчас все это в далеком прошлом. Развитые европейские страны, создав систему трудовых и социальных гарантий, победили голод и разрушающий здоровье каторжный труд. Так реализовались идеи социалистов 19-го века. Но это была лишь первая часть их программы. Дальнейшая ее реализация ведет к обществу не только без голода и нищеты, но и без собственности и наемного труда.

Десятилетиями скептики высмеивали утопию единой европейской республики. Но она реализовалась. Возможно, когда-нибудь в полной мере претворятся в жизнь и проекты социальных утопистов 19-го века. Формирование Евросоюза – шаг на этом пути. Поэтому многие леваки, например Троцкий, еще в начале 20-го века поддерживали идею Соединенных Штатов Европы. "Если бы капиталистическим государствам Европы удалось сплотиться в империалистический трест, это, разумеется, означало бы шаг вперед по сравнению с нынешним состоянием… Пролетариату в этом случае приходилось бы бороться не за возврат к „автономному“ национальному государству, а за превращение империалистического треста государств в республиканскую европейскую федерацию".

Как предупреждал еще Герцен, социальная республика может возникнуть только в результате развития политической демократии. Нельзя "ставить телегу впереди лошади", авторитарными методами формировать социалистическое общество. Именно поэтому провалился большевистский эксперимент. Социальная республика в Европе может возникнуть только на основе евроинтеграции демократических стран.

В реализации демократических идей Нового Времени в последние десятилетия на Западе произошел прорыв. Прежде дискриминируемые женщины, национальные, расовые, сексуальные меньшинства реально стали равноправными членами общества. Черный президент США, открытый гей – министр иностранных дел Германии, несколько министров обороны-женщин в европейских странах – все это еще лет 50 назад трудно было себе даже представить. Но если демократические идеи реализуются, то в социальной сфере в последнее время наметился откат назад. Парадоксально, но, ограничивая возможности социального государства, буржуазные элиты провоцируют потрясения и протесты, способные привести в конечном итоге к новому витку социального прогресса.

Есть основания предполагать, что в 21-м веке в единой Европе задачи революций конца 18 – 19-го века, наконец, будут в полной мере реализованы. Причем реализация этого идеала пойдет явно не по лекалам казарменного коммунизма Бабефа. Зато многие демократические, либертарные идеи Прудона, Герцена, Бакунина могут быть востребованы. Их воплощение в жизнь становится реальным только сейчас, благодаря новым информационным возможностям. Появились перспективы развития самоуправления, прямой демократии, основанной на интернет-технологиях. Формируется альтернативная сетевая экономика горизонтальных связей без частной собственности и наемного труда (P2P-экономика).

Подобную перспективу видел еще Герцен, писавший: "Работники, соединяясь между собой, выделяясь в особое "государство в государстве", достигающее своего устройства и своих прав помимо капиталистов и собственников, помимо политических границ и границ церковных, составляют первую сеть и первый всход будущего экономического устройства".

Если Украина и Россия изолируют себя от Европы, их ожидает застой, социальная архаика, диктатура. Жители обеих стран только вместе с другими европейскими народами смогут добиться социального освобождения в демократической общеевропейской республике.

 
 
igeid (игорь эйдман)
Конечно, российская интервенция затормозила развитие украинской революции. Но дело не только во внешней агрессии. Демократические европейские идеалы Майдана невозможно реализовать в рамках системной украинской политики. Политический класс в Украине (как и в России) безнадежно коррумпирован олигархатом (крупным полукриминальным бизнесом), которому де-факто принадлежит подлинная власть в стране. В этой ситуации страна обречена на тотальную коррупцию, а ее население – на бесправие.

Союз Майдана и «патриотической» части олигархата - временное явление, вызванное российской интервенцией. Порошенко, ставший президентом во многом благодаря этому единению перед общей угрозой, вряд ли сможет реализовать демократические идеалы революции. И дело, конечно, не в том, что он богат. Участие в большой украинской политике и бизнесе – путь интриг, рейдерства, коррупции, подкупов, предательств. Вряд ли «Савл» Порошенко станет «святым Павлом». Но главное даже не это. Как известно: «Никто не даст нам избавленья, ни бог, ни царь и ни герой», тем более, ни олигарх-Президент. «Добиться освобожденья» можно только «своею собственной рукой». Только новые идеалистически мотивированные люди в политике способны реализовать идеалы революции.

Пока участники Майдана парадоксально лишены политического представительства. Непривилегированное большинство населения еще ничего не получило от перемен. Реальная власть в руках все той же олигархии. Поле боя остается мародерам?

Преломить ситуацию может только появление новой мощной политической силы вне системной коррумпированной политики. Большинство людей на западе и востоке Украины испытывают общую ненависть к продажной бюрократии, купленной олигархатом. Жителей страны способно объединить широкое антиэлитное, антиолигархическое, антибюрократическое движение за демократические реформы. Новое движение могут поддержать люди из разных, в т.ч. «сепаратистских» регионов, где, видимо, уже начинают понимать, что в России они никому не нужны. Такое политическая сила смогло бы принять участие в неизбежных перевыборах Рады и радикально изменить политический ландшафт страны.

Предлагаю украинским друзьям обратить внимание на опыт итальянского «Движения пяти звезд» (25% на выборах в парламент) и испанского «Мы можем» (8% на выборах в Европарламент через несколько месяцев после создания). В Испании и Италии вначале тоже были массовые акции (М15, «оккупируй» и т.п.). Люди, выходившие на демонстрации, закаленные в схватках с полицией, поняли, что при всей ненависти к современной политике, для того, чтобы добиться реализации своих целей, им нужно участвовать в выборах. В результате с помощью самоорганизации в социальных сетях были быстро созданы мощные политические движения, успешно участвующие в выборах.

Основные признаки таких движений:
1. В организационной сфере
• Создание движения через объединение сторонников в Интернете, сбор средств через краудфандинг;
• Прямая демократия через интернет при выработке всех внутрипартийных решений, выдвижении кандидатов, разработки программы. Кандидаты выбираются участниками движения через интернет. Избранные депутаты в случае, если их работа не устраивает избирателей, общим голосованием исключаются из движения (так делает «Движение 5 звезд»). Программа составляется участниками по принципу Википедии, все поправки голосуются («Мы можем»);
• Отсутствие среди лидеров профессиональных политиков. Лидер «Движения 5 звезд» – популярный актер, «Мы можем» - молодой профессор, похожий на хиппи.
2. В программной сфере:
• Прямая демократия на всех уровнях власти, расширение прав местного самоуправления, основанного на ее началах;
• Социальные и экологические тербования в интересах непривилегированного большинства;
• Борьба против господства финансовой и бюрократической олигархии.

Такие движения ставят задачу не смены лиц у власти, а коренного преобразования прогнивших институтов. Быстро и эффективно сформировать движение за реализацию демократических идеалов украинской революции можно с помощью организационного опыта европейских партий, созданных снизу, помимо воли политической элиты, с помощью прямой интернет-демократии.

Главным требованием такого движения в Украине может стать освобождение страны из под пяты олигархии, локаут (адресной люстрации будет не достаточно) коррумпированной бюрократии, формирование новых демократических механизмов власти, социальных и экономических лифтов. Одной из ключевых тем, возможно, станет реформа местного самоуправления. Федерализация в украинских условиях означает, по сути, феодализацию. Субъекты новой федерации неизбежно попадут под контроль местных олигархов, которые будут ими распоряжаться как собственными «феодальными» вотчинами. Вместо такой федерализации необходимо создание полноправного местного самоуправления, основанного на прямой демократии.

Украину спасет только радикальная демократическая реформа, создание новой республики, освобожденной от господства коррумпированного чиновничества и олигархата. И этого смогут добиться только сами украинцы.
 
 
igeid (игорь эйдман)

Предварительные итоги украинской революции

У революции были две основные задачи. Тактическая – срыв планов установления авторитарного квазифашистского режима под российским протекторатом по путинско-лукашенковскому образцу. И стратегическая – уничтожение коррупционно-олигархической системы власти, формирование работоспособного правового демократического государства.

Тактическая задача революции решена. Украинцам удалось победить "большее зло" - пресечь на корню попытку установления авторитарной диктатуры. Кандидат в сатрапы позорно бежал. Украина, хоть и потеряла Крым, но сохранила независимость.

Стратегическая цель революции, конечно, пока не достигнута. Более того, избрание олигарха Порошенко Президентом и усиление некоторых олигархических кланов, свидетельствует, что до решения этой задачи еще далеко. Одна из основных причин такого положения дел – российская интервенция, заставившая жителей Украины временно забыть о своих внутренних проблемах и искать поддержки у олигархов для отражения российской агрессии. Как только ситуация станет менее угрожающей, украинцы неизбежно вернутся к необходимости решить стратегическую задачу своей революции и освободить страну от власти олигархата. И дело тут, конечно, не в богатстве олигархов, а в социальных практиках, сделавших их подлинными хозяевами Украины.  В ней, как и в России, могущество олигархов основывается на коррупции, сращении власти и бизнеса. Любой олигарх, как у нас, так и у них – взяткодатель, рейдер, вор.

В случае кристаллизации диктатуры Януковича, такая ситуация в стране на долгие годы вперед была бы "заморожена". Благодаря революции и достижению тактических целей Майдана у украинцев появилась возможность реализовать свое стремление к более демократичному, справедливому и удобному для жизни обществу. Это не одномоментный процесс, но он начался, и его уже не остановить.

Предварительные итоги необъявленной войны за «Новороссию»

Сейчас стала понятна незамысловатая путинская стратегия раскола Украины. Видимо он всерьез надеялся, что жители «Новороссии», вдохновленные примером своих крымских братьев, «в едином порыве» поднимутся против киевской власти; одесситы и харьковчане будут валяться у его ног и просить принять их под высочайшее покровительство. Однако - облом. Несмотря на все усилия российских «реконструкторов гражданской войны», разжечь ее удалось только в двух депрессивных областях: Луганской и Донецкой, которые очевидно неспособны стать основой нового квазигосударственного формирования, и, вообще, Путину даром не нужны. Все остальные регионы, как показали выборы, остались лояльны Киеву. После избрания Порошенко резко усилилось военное давление на луганских и донецких сепаратистов, которые несут очень тяжелые потери. Стало понятно, что без прямой поддержки регулярных российских войск, «ополченцы» до осени не продержатся.

Донбасс для России становится не меньшей проблемой, чем для Украины. Российское руководство, видимо, просто не знает, что делать с войной, которую само и разожгло. Оно привыкло достигать свои цели с помощью манипуляции, лжи, создания виртуальной теле-реальности, сочетания подкупа и угроз. Сурковская школа фальсификаций бесперебойно работала в России. Сработала она и в Крыму. Однако провал путинского проекта «Новороссия» показал, что подобный метод решения проблем не всемогущ.

Наши власти привыкли врать и воровать - это у них хорошо получается. А тут они занялись не своим делом, решили в войнушку поиграть. Как оказалось, на войне убивают и там льется кровь, а не киношный клюквенный сок, и сражаются там «до полной гибели всерьез». Они поняли, что могут нарваться на серьезный военный конфликт со страной с сорокамиллионным населением, а в перспективе - и со всем западным миром. И испугались.

Сепаратисты и жители, их поддерживающие, наивно ждут присоединения к России. Но Путину эти территории не нужны и ничего кроме серьезнейших экономических и международных проблем не принесут. Лидеры «ополченцев», судя по их обращениям к населению, близки к панике. Они ждут Путина на танке с упованием последней надежды, как больные африканские звери доктора Айболита: «они лежат и бредят, ну что же он не едет…». А Путин и не приедет. Сепаратисты не знают, что он их давно предал. Внушил уверенность в том, что Россия поможет и, если что, вмешается. А потом кинул. Они еще стреляют, убивают и умирают, но их уже списали с путинского политического счета. Россия, вместо регулярных войск, пытается откупиться от них несколькими КАМАЗами с чеченскими боевиками, которые переломить ситуацию конечно не смогут.

А как же российское население, до потери сознания, накаченное патриотической сивухой? Оно ведь скоро проснется с больной головой, увидит крах сепаратистских «республик» и спросит Путина: «Каин, где брат твой Авель?». Патриотическую истерию обычно нагнетают перед войной, и она материализуется в ненависти к врагу на полях сражений. Но полномасштабной войны с Украиной, по всей видимости, к счастью, не будет. Куда тогда выльется поднятая путинской пропагандой беспрецедентная волна агрессии? Вполне возможно, что она обернется против самого породившего ее режима. Путин теперь сам может стать в глазах населения «национал-предателем». Неосторожно запущенный им бумеранг ненависти, способен возвратиться и больно ударить президента по его не по годам неразумной голове.

Конечно вся эта пестрая гоп-кампания с автоматами и пулеметами, разношерстная орда во главе с раскрученными российскими СМИ правоэкстремистами, типа Бородая и «Стрелкова», при неизбежном усилении украинского военного давления, хлынет из Донбасса в Россию. Эти исторические реконструкторы уже получили бесценные навыки реальной реконструкции гражданской войны на территории Украины. Теперь свой опыт они смогут применить и в России, где наверняка получат поддержку немалой части населения, ищущего выход воинственному ура-патриотическому возбуждению.

 
 
igeid (игорь эйдман)

Негативная конвергенция и российская система-монстр

(Первая часть статьи здесь: http://igeid.livejournal.com/114882.html)

Традиционная теория конвергенции капиталистической и социалистической систем предполагала схождение, взаимовлияние и появление у них сходных признаков. На практике после 1991-го года постсоветское общество двинулось не в направлении конвергенции с реальным западным миром, а к образу капитализма, такому, каким его представляло тогдашнее руководство России. Это был знакомый советским людям по коммунистической пропаганде «дикий капитализм». В развитых западных странах такая система прекратила свое существование в 20-м веке, после формирования элементов социального государства. Однако некоторые ее черты продолжают существовать, хотя и воспринимаются, скорее, как социальные пороки.

На пути к образу «дикого капитализма» советская система теряла свои позитивные качества, не приобретая при этом положительные свойства западного общества. В результате в России произошло схождение (конвергенция) и синтез негативных черт советской и западной систем. Так сформировалась российская система-монстр, все ее основные социальные институты. Причем при Путине началось восстановление советских недостатков, казалось бы уже ушедших в прошлое. Параллельно заимствованные у капитализма социальные пороки только усиливались. Таким образом негативная конвергенция продолжала углубляться.

Негативная конвергенция в различных социальных институтах

Политическая система

1. Сохранившиеся советские пороки

Авторитарная, вождистская система. Сейчас власть Путина даже сильнее, чем была у Брежнева. Путин, например, лично принимал решение о захвате Крыма (в отличие от коллективного решения советского руководства о вторжении в Афганистан).
Номенклатурный, закрытый метод формирования бюрократической вертикали власти фактически без участия населения. Господство бюрократии во всех сферах жизни.

2. Заимствованные пороки капитализма

Манипулирование избирателями, широкое использование соответствующих технологий на выборах. Сохранении господствующего класса при любом исходе голосования (название правящих партий меняется, но костяк властвующей элиты остается прежним).
Малоимущие слои населения не представлены во власти. Рекрутинг высшей бюрократии идет по преимуществу из среды крупной буржуазии.

3. Постсоветский синтез

Имитационная демократия, системная коррупция, сращение власти и бизнеса.

Экономическая система

1. Сохранившиеся советские пороки

Бюрократический диктат во всех сферах экономической деятельности. Ограничение частной инициативы. Большая роль в экономике корпораций под государственным контролем, в т.ч. естественных монополий (ставших, в какой-то степени, аналогом некоторых советских промышленных министерств).

2. Заимствованные пороки капитализма

Существование финансово-промышленной бизнес-олигархии. Крайне слабая защита трудовых прав наемных работников. Низкие социальные гарантии при безработице, инвалидности и т.п. Низкий уровень пенсий. Огромный разрыв в уровне доходов богатых и бедных.

3. Постсоветский синтез

Сырьевая экономика, в которой господствуют связанные с государством олигархи и корпорации под государственным контролем. Слабый и бесправный малый и средний бизнес, монополистический ценовой диктат, низкая эффективность, неконкурентоспособность большинства отраслей экономики.

Идеология и СМИ

1. Сохранившиеся советские пороки

Государственный контроль над наиболее массовыми СМИ. Тотальная государственная пропаганда на ТВ. Идеологизация образования.

2. Заимствованные пороки капитализма

Низкопробная массовая ТВ-культура, ориентированная на примитивные, пошлые вкусы обывателей. Засилье коммерческой рекламы и «заказухи».

3. Постсоветский синтез

Новая государственная идеология, тотально продвигаемая в СМИ, основанная на казенном патриотизме, ксено- и гомофобии, клерикализме, ненависти к Западу, милитаризме, культе военных побед и «вождя» (Путина).

Образование и здравоохранение

1. Сохранившиеся советские пороки

Низкое качество услуг и сервиса. Плохое материально-техническое оснащение и бытовые условия в больницах, поликлиниках, школах. Низкие зарплаты и качество работы персонала (особенно младшего медицинского).

2. Заимствованные пороки капитализма

Коммерциализация, низкая доступность услуг для бедных.

3. Постсоветский синтез

Дороговизна при низком качестве услуг. Недоступность для социально-незащищенных слоев населения жизненно необходимой медицинской помощи (например, в онкологии). Снижение уровня образования в результате коммерционализации и клерикализации.

Судебная система

1. Сохранившиеся советские пороки
Фактическое отсутствие независимой судебной системы, контроль власти над судом. Т.н. «телефонное право», когда решение суда зачастую диктуется по телефону высокопоставленными государственными чиновниками.

2. Заимствованные пороки капитализма

Дороговизна участия в судебных процессах (прежде всего, качественных адвокатских услуг), ведущая к фактическому неравенству бедных и богатых перед законом.

3. Постсоветский синтез

Отсутствие независимого и равного для всех граждан судопроизводства.

Права и свободы граждан

1. Сохранившиеся советские пороки

Политически мотивированное ограничение свободы слова, собраний, демонстраций, ассоциаций и т.п. Политические репрессии против противников режима. Всевластие спецслужб.

2. Заимствованные пороки капитализма

Фактическое неравенство прав и возможностей богатых и бедных; представителей элиты и социальных низов.

3.Постсоветский синтез

Правовая незащищенность «слабых» перед «сильными», бедных перед богатыми, граждан перед представителями власти и криминалитетом. Полное бесправие неимущих слоев населения.
.
Внешняя политика (при Путине)


1. Сохранившиеся советские пороки

Идеологизированная, агрессивная внешняя политика с претензией на мессианизм. Мания внешнеполитического величия. Конфронтация с Западом, ведущая к новой холодной войне.

2. Заимствованные пороки капитализма

Территориальная и экономическая экспансия в интересах крупного бизнеса.

3. Постсоветский синтез

Декларируемое идеологическое противостояние с «Гейропой» и «американской гегемонией в мире». Претензия стать опорой консервативных, христианско-клерикальных и ксенофобских сил в «русском» и всем остальном мире. Стремление подчинить себе соседей, в том числе военной силой, восстановить советскую империю и статус сверхдержавы под новым идеологическим соусом. Политика территориальных захватов (скрытых или откровенных) и аннексий.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Сторонники рыночного фундаментализма и «советского возрождения» одинаково не способны быть по-настоящему последовательными критиками путинского режима. Они всегда будут выступать за сохранение одной из ипостасей (советской или «капиталистической») этой системы-монстра. Такие «оппозиционеры» при изменении курса власти в близком им направлении, как уже не раз было, будут вновь ее поддерживать.

Симпатии широких масс российских граждан за пределами стандартного «либерального гетто» получит та оппозиция, которая будет предельно жестко разоблачать обе ипостаси путинского режима: заимствованную у «дикого капитализма» и унаследованную у советского «социализма». Именно за такой оппозицией будущее.